15.06.2015

Богатая талантами Украина до сих пор остается аграрной и сырьевой страной

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Почетный консул Украины в Дании и консультант по бизнес-вопросам в Украине Мортен Мунк о прошлом и настоящем страны.

Датские компании в Украине, украинская промышленность, огромный потенциал талантов и образование сегодня и после распада Советского Союза были в центре внимания во время встречи в Орхусе.

Когда Вы начали сотрудничать с Украиной, почему, и помните ли, как это было?

– Все просто. Я начал переводить компании из Дании, и первым пунктом назначения была Польша. Мы сделали это в 1988-89 годах, в то время, когда разваливался Советский Союз, и стена упала в реальности. Мы это сделали, исходя из моих знаний и опыта с советских времен, я знал, что нас ожидало и там были подходящие условия.

Из Польши в Украину

– Украина оказалась на пути в результате развития наших компаний в Польше и странах Балтии, которые были нашей целью с 1989 до 1994 года. В 1994-м было совершенно ясно, что страны Балтии и Польша рано или поздно попадут в ЕС. Там были политические сигналы, и не было никакого сопротивления со стороны населения, так что это было естественным процессом. А еще в Польше и странах Балтии была низкая себестоимость производства, которая впоследствии стала расти и мы, соответственно, начали искать другие пути развития.

Мы изучали ситуацию в России, Беларуси, Украине, Румынии и Болгарии, потому что тогда они не были в списке потенциальных стран ЕС. Тогда были прогнозы, что они могут в течение очень долгого периода стоять за пределами ЕС. Мы выбрали Украину по очень простой причине – она была самой доступной страной.

В России не было никакого производства. Сырье следовало возить из Москвы в Санкт-Петербург или наоборот, так как между ними ничего промышленного не существовало.

Беларусь в то время была неприемлемой для датских компаний. У Румынии и Болгарии были большие проблемы с логистикой, а это создавало проблемы с транспортировкой.

Так мы остановили выбор на Украине и в основном потому, что Украина была и остается аграрной и сырьевой страной. А это значит, что мы рассчитывали на постепенное развитие. Например, производители сельхозпродукции изготавливают ее только для местных жителей по низким ценам, на этом много не заработаешь. Однако и по мировым ценам это не продать, потому что есть много стран, экономика которых базируется на сырье с очень низкой себестоимостью.

Это было для нас поводом, чтобы привезти бизнес в Украину, в частности в западную ее часть. Во Львове работает международный аэропорт. Когда выходишь в город, то как будто попадаешь в Краков. Мы не видели никаких особых барьеров. Это было наиболее существенно для реформирования. Польша стала приближаться к законодательству ЕС в правовом поле, в строительстве и трудоустройстве. Украина же в 1996 году была абсолютно советской.

Путешествия по Украине

Какой Вам показалась Украины, когда впервые попали в страну?

– Я бывал в Украине еще в советские времена. Страну я знал достаточно хорошо еще с конца 1970-х годов. Я бывал в разных уголках Украины раньше, но на этот раз я приехал с другой целью.

Мы начали работу на основе большого проекта ЕС, который был технической помощью и шел на реструктуризацию крупных компаний. Была создана консультационная фирма. В рамках этого проекта я ездил по Украине и посещал крупные компании. За первый год работы я побывал во всех крупных городах страны.

Там не было ни света, ни тепла

Каким Вы видели развитие Украины в долгосрочной перспективе?

– До 1996 года большинство предприятий Украины обанкротилась, не было ни света, ни отопления. Картина была неутешительной. Во время визитов на многих крупных предприятиях мы сидели на встречах в пальто и теплых сапогах и были рады, когда нам на обед давали немного водки, чтобы согреться.

На больших заводах в длинных стометровых коридорах горела только одна лампа. То есть страна была очень отсталой. Но в тот же год Украина получила собственную валюту и следует отметить, что мы не видели людей со впалыми щеками. Все люди, которых мы видели на улицах, имели жалкий вид, но они не были слишком худыми, как, например, в Польше в 1988-89 годах. Там можно было увидеть людей с желтоватой или полностью серой кожей и впалыми щеками, потому что они голодали. А в Украине было много земельных приусадебных участков и дач, на которых люди выращивали себе продукты для потребления.

Так же, как путешествия в СССР

– Путешествия также запомнились на всю жизнь. Было сразу видно, что здесь есть «власть имущие», которые следят за народом, когда проходишь паспортный контроль, выходя из самолета. Люди должны были стоять в очереди на медицинскую страховку, а потом в очереди на багаж, а дальше очередь, чтобы пройти таможню. Еще валютная декларация, по которой были посчитаны все ваши карманные деньги. Все нужно было декларировать. Абсолютно все! Компьютеры, телефоны, деньги, ценные вещи. Это было так же, как путешествия в СССР или в США.

Датчане были открыты

Какой из проектов, начатых Вами в Украине, является наиболее успешным?

– Мы помогли нескольким секторам и преуспели. Это текстильная промышленность и ИТ. Нам удалось перевести Украину на другие рельсы.

Возьмем для примера текстиль. Есть очень много украинских текстильных компаний, которые сейчас конкурентоспособны в Европе, потому что они сначала сотрудничали с датскими компаниями. Вполне возможно, что они были субподрядчиками, но они получили новые швейные машины, некоторые знания, а датчане были открыты для обмена опытом. Они не были похожи на немцев, которые говорили: «Это наше». Мы видели много немецких компаний там (в Украине, ред.), которые не имели такого же успеха или влияния на сектора (промышленности, ред.). Не менее важными для нас были аграрная отрасль и ИТ-сектор.

Виртуальные команды среди инженеров

Остается ситуация такой и сейчас, когда Дания приходит с новыми инициативами?

– Теперь мы еще больше сконцентрированы на IT-секторе, нам требуется большое количество инженеров в этой сфере. Мы прогнозируем, что в течение нескольких лет в нашей стране (Дании, ред.) будет нехватка в 10.000 инженеров высокого уровня – докторов наук и тому подобное.

Мы не можем учить больше. Отчасти из-за ограниченных возможностей университетов, но также из-за того, что такого количества талантливых студентов у нас просто не существует. Очень хорошо, что в IT-секторе работает система найма украинских инженеров.

Затем в наших планах создание виртуальных команд айтишников, часть которых будет находиться в Украине и сотрудничать с некоторыми ИТ-специалистами в Дании.

Украинские товары не востребованы в ЕС

Ранее это был аутсорсинг, но теперь это, пожалуй, по-другому?

– Да, но в условиях аутсорсинга, мы видим, что это было сделано для Украины. В области ИТ в 2000 году был 0 долларов дохода от ИТ, а в 2014 году оборот уже 4 млрд долларов. И это только в рабочее время. Это не продукты, которые вы продаете. Можно создать доход без потребления ресурсов, используя человеческие ресурсы и знания, которые имеет Украина. И это было сделано без каких-либо дальнейших инвестиций.

Инвестиции в одного работника ИТ-сектора это 25.000 крон. Если вам необходимо создать отрасль, то нужно инвестировать 2 млн крон. А в Украине это быстрый способ получить доход только на человеческих ресурсах. И это один из примеров. Произведенные в Украине продукты почти не нужны ЕС. Евросоюз и так имеет избыток производства и вы это прекрасно знаете.

Можно пройтись по одной улице и увидеть, что магазины имеют гораздо больше телевизоров, чем люди могут их купить. Касается одежды или пищи. Мы выбрасываем половину.

У нас есть избыток во всем. И продукты, которые Украина может сделать, они просто недостаточно сильны по качеству, чтобы попасть в ЕС. Подавляющее большинство из них немного старомодны, потому что не было развития производства. И это такая же ситуация, которую имела Финляндия после развала Советского Союза.

Финляндия была основным поставщиком в страны Совета экономической взаимопомощи. (Это была межправительственная организация социалистических стран, созданная для экономической интеграции и взаимопомощи, которая работала с 1949 по 1991 год. Ред.) Когда она развалилась, финны начали торговать в Европе, но спроса на их продукцию не было. Поэтому возникла Nokia, потому что традиционные отрасли не могли конкурировать на открытом рынке. С такой же ситуацией столкнулась и Украина. Здесь товарно-сырьевая экономика.

Украина имеет большой потенциал талантов

Что можно сказать об интеллектуальной продукции – знаниях?

– Возьмем 15 топ-технических вузов Украины, получится примерно 250.000 студентов. Это умные люди, те, кто имеет лучшие оценки. Это верхушка интеллекта Украины. Датский технический университет выпускает максимум 7.000 студентов в год. Поэтому талантливые люди и составляют в вашей стране самый ценный ресурс.

Есть таланты для экспорта?

– Да, таланты есть, и они имеют глобальный статус, как ИТ-специалисты.

Интервью Натальи Слынько и Елены Яных

Перевод Елены Яных

Прочитано 1136 раз

Поддержи нас

CVR номер: 35 70 79 64.

Поддержи нас

 

cu logo 200x200

ПОПУЛЯРНЫЕ ЗАПРОСЫ

Made by Amaze Studio Team